Tomasi

АССОЦИАЦИЯ RICERCA SENZA FRONTIERE

ИССЛЕДОВАНИЯ БЕЗ ГРАНИЦ 

choose language

Associazione "La ricerca senza frontiere" © 2012  - 2019

info@la-ricerca.it   Roma, viale Libia 38, 00199

Cod. fiscale 97966930584

Джузеппе Томази ди Лампедуза и его Сицилия


Валентина Делл'Айра


Сицилия обладает своей внутренней обволакивающей силой, эта сила в ее культурном наследии, ее прекрасных пейзажах, в ее традициях, в ее свете. Сицилия несомнено является «божественным музеем архитектуры», воспетым поэтами.


Творческое наследие и жизнь Джузеппе Томази ди Лампедуза приглашают нас в путешествие-знакомство с великолепными дворцами аристократов, которые, как и и сами сицилийцы, демострируют большую пышность в своих интерьерах, чем в архитектуре своего фасада.


Сын Джулио Марии Томази (1868-1934) и Беатриче Мастроджованни Таска ди Куто (1870-1946), он оказался единственным ребенком после смерти своей старшей сестры Стефании. В его славной родословной есть и Томази, связанные с Леопарди из Реканати византийского происхождения. Он родился 23 декабря 1896 года на улице Лампедузы 17, в Палаццо Ланца Лампедуза, за префектурой, в здании, которое писатель любил «с абсолютной отдачей», как он сам говорит в своих “Детских воспоминаниях” (1955).


Мать, в отношении которой Томази питал благоговейный страх, предпочла жить в доме предков даже после бомбежки, в единственных комнатах, в которых можно было находиться, и умерла там же; в то время как Джузеппе и его жена, психоаналитик, баронесса Александра Борисовна фон Вульф, переехали на Виа Бутера в Палаццо Ланца Томази. Великолепная резиденция находится в историческом центре Палермо, в самом сердце района Калса: в 1768 году это был дворец Императорского колледжа, где занимались просвещением отпрысков благородных семей. После приобретения палаццо Джузеппе Амато, его фасад подвергся значительной реконструкции в стиле Ванвителли.


В 1849 году дворец был куплен принцем Джулио Фабрицио ди Лампедуза, затем передан семье де Паче, в конечном итоге вернувшись к Джузеппе Томази. Джоаккино Ланца Томази воссоединил всю собственность, восстановив здание, первый этаж которого полностью отдан под музей писателя. Здесь хранятся портреты предков писателя вместе с великолепной мебелью, картинами и гобеленами из разрушенного Палаццо Лампедуза и из резиденции Санта-Маргарита ди Беличе. Интерьер украшен работами современных художников, таких как Уилсон, Помодоро, Паладино и Пикассо.


Палаццо Ланца Томази величественно чествует столицу, возвращая ей все то великолепие и престиж, которого она заслуживает, его терраса, уникальная в своем роде, выходит на набережную. Несмотря на это, Томази никогда не любил эту резиденцию, всегда предпочитая ей «исчезнувшую красоту той, которую я обожал, той, какой она была до 1929 года, во всей своей полноте и величии, какой после всех испытаний она смогла остаться до 5 апреля 1943 года, когда бомбы, прибывшие из-за пределов Атлантики, отыскали и разрушили ее ». Только спустя более 70 лет его родной дом, «Исчезнувшая красота», снова ожил благодаря частной инициативе некоторых граждан Палермо по восстановлению части исторической памяти, все еще неполной реконструкции, основанный на филологическом анализе произведений Томази, тщательном описании интерьеров в его мемуарах.


Палаццо Ланца Лампедуза - это сам Томази, его личность, его жизнь, его привязанности, которые часто изображены в романах: «Излишне говорить вам, что принц Салина - это принц Лампедузы, мой прадедушка Джулио Фабрицио; все здесь настоящее [...] город Доннафугата - это Пальма, а дворец Доннафугата - это Санта-Маргарита », об этом свидетельствует письмо, отправленное барону Энрико Мерло ди Тальявиа. Напротив, Палаццо Филанджери Куто (XVII век) Томази очень любил: « расположенный в центре города, он занимал огромную территорию и насчитывал триста больших и маленьких комнат ... три огромных двора, конюшни и гаражи, частный театр и церковь, огромный, красивый сад и большой огород ... ". Резиденция принадлежала семье матери Джузеппе, он сравнивал ее с «Помпеями восемнадцатого века». Окруженная холмами, Санта-Маргарита была основана в конце 1500-х годов Антонио Корбера на руинах арабской крепости. Резиденция с ее элегантной архитектурой послужила прообразом для описания дворца Доннафугата. Именно так, во всем своем величии, она предстала перед Марией Каролиной Габсбург-Лотарингской, женой Фердинанда IV Бурбонского, которую принц Никколо Филанджери ди Като принял в Санта-Маргарите по случаю изгнания из Мураттиана в 1812 году. В память о побеге королевы родилось название «Доннафугата». В дворце, разрушенном в результате землетрясения 1968 года и частично восстановленном муниципалитетом Санта-Маргарита Беличе, находятся теперь Музей и Парк Гаттопардо, здесь хранится первая копия рукописи и машинописи романа. Но история семьи Томази связана с Палермо, и кроме мест, которые с гордостью выдержали испытание временем, есть также и вилла Лампедуза в Сан-Лоренцо-ай-Колли, которая находится в состоянии полного запустения вместе с окружающим ее ботаническим парком. Вилла, служившая загородной резиденцией во времена Фердинанда IV Бурбона, была построена доном Исидоро Террази в начале 18-го века, затем передана князьям Аллиаты Вильяфранки и, наконец, Джулио Фабрицио Томази из Лампедузы. Она известна большинству как "Обсерватория князя Лампедузы на холмах". Нам нравится представлять Джузеппе Томази среди ароматов его Палермо, исходящих из кондитерских Mazzara и Caflish, готового вот-вот закружиться в самых сокровенных порывах своего сентиментального вальса. Открытием стал город Пальма-ди-Монтекьяро, точка опоры семьи Томази: писатель приезжал туда только пару раз в 1955 году, всего за два года до своей смерти. Город был основан в 1637 году Карло Каро Томази, вслед за «licentia populandi» испанского короля Филиппа IV, но именно его брат Джулио дал толчок религиозному развитию места благодаря строительству главной церкви города, спроектированной иезуитским архитектором Анджело Италия в стиле сицилийского барокко. Бенедиктинский монастырь, построенный между 1653 и 1659 годами, поглотил первый герцогский дворец, став местом захоронения Пресвятой Корберы (Элизабетта Томази ди Лампедуза). Барочный свод ведет в сад, где среди деревьев находятся скульптуры Мадонны и святого Бенедикта. Герцогский дворец, построенный после того, как первый был включен в состав бенедиктинского монастыря, обладает простой архитектурой: два больших фасада, один из которых обращен к морю, а другой смотрит на восток, соединены на уровне первого этажа, “piano nobile”, угловым балконом; лакунарный потолок с росписями украшает восемь комнат на первом этаже. Восхитительны потолки гербовых залов, конных и религиозных военных орденов, комнаты, посвященной ордену Сан-Джакомо делла Спада, членом которой и был герцог Джулио, зала с эмблемой герцогов Томази, также украшенного эмблемами Кароса, Ла Рестии, Трэйны и, наконец, угловой комнатой, в которой находились герб семьи Томази с профилем леопарда в прыжке на фоне горы с тремя вершинами. Пальма вместе с домом в Калановелла барона Лучо Пикколо, любящего двоюродного брата, друга и соперника, поэта и компаньона в дни размышлений, внесла свой вклад в прочтение чувства смерти в произведении писателя, одновременно смешанного с посланием к вечности. Места Томази – это контраст золотого и сверкающего мира с миром темным. Его Палермо "по-лампедузски" воплощает внутренний мир писателя и делает шедевры бессмертными. Размышления принца Фабрицио Корбера о «новом королевстве без множества даров в сундуке» пророчески обозначают историю упадка и исчезновения мира, истории, семьи, золотой Сицилии, историю, которая была необычайно европейской. Книга вышла посмертно в 1958 году, опубликованная в издательстве Фельтринелли и получившая в 1959 году премию Стрега, стала очень популярной благодаря кинематографическому гению Лучино Висконти, снявшему в 1963 году фильм. Роман “Леопард” читают до сих пор, потому что это не только великолепное творение литературного гения Джузеппе Томази, но прежде всего философский и антропологический роман, в котором описан мир-калейдоскоп, где грани переливаются великолепием резиденций, строгости священных зданий, ароматами, которые пронизывают городские пейзажи в единении с характером его народа, это остров в острове, который несет в себе экзистенциальную истину ушедших предков.